Главная \ Новости \ Детдом превратился в дом родной?

Детдом превратился в дом родной?

« Назад

21.09.2015 23:22

www.sobesednik.ru

Собеседник 35’2015 14/

ДЕТСКИЙ ВОПРОС

1 сентября без особой шумихи вступило в силу постановление правительства РФ о реорганизации сиротских учреждений, которое специалисты называют революцией.

Что произошло, рассказал «Собеседнику» Армен Попов, создатель сайта Федерального банка данных детей-сирот «Усыновите.ру».

«На двери табличка: «Семья Ивановых»

        – По новым нормам все дети должны быть переданы в семью, а пока этого не произошло, будут находиться в учреждениях семейного типа. Что это значит?
        – У прежних положений о детских домах, а они существовали еще со сталинских времен, был один императив: детей надо накормить, напоить, одеть, обуть и обучить. Плохо или хорошо, но эта задача выполнялась. Сейчас детский дом должен перестать быть фабрикой сиротпрома и стать таким прообразом семьи, в которую ребенок попадет или которую когда-нибудь будет создавать сам. Это должны быть маленькие группы-семьи по 3–6 человек, которые живут с социальным педагогом, неким прототипом мамы, в помещениях, устроенных по принципу квартиры. Воспитатель не приходит и уходит, а остается в семье на
ночь. Через 3–4 дня его сменяет другой. «Мама» с детьми играет, учит их стирать и готовить, помогает делать уроки, забирает из школы, водит в кружки.
       – А как технически детский дом переделать под квартиры?
       – Я уже видел переоборудованные детдома. Этажи разделили на блоки-квартиры:в каждом спальни на троих, игровая, гостиная, санузел, кухня. На двери таблички: «Семья Ивановых» или «Семья «Ромашки». Семьи формируются по-разному: например, только из братьев и сестер или из родственников и их друзей. Дети могут переходить из семьи в семью, если что-то не складывается. Есть технические проблемы с кухней. По СанПиНу в
детском учреждении все должно быть оборудовано так, как раньше: кухня с цехами на первом этаже, там же столовая. Но как, извините, мы будем детей готовить к семейной жизни? Где они должны готовить яичницу на двоих – в цехах? Поэтому СанПиН пересмотрели.
       – Это была единственная трудность?
       – Нет, конечно. Меня больше беспокоит другое: есть риск, что по духу эти учреждения все равно останутся казарменными. Детдом превратится в дом родной? Ну решили, ну перегородили, ну таблички поменяли и назвались семьей. А у детей все равно нет личного пространства, в спальнях аккуратно заправленные кровати и нет духа детского. Я такое уже видел, хотя надеюсь, что это исключения. Сама же идея очень правильная: раз уж детские дома у нас есть, они должны быть временными, семейного типа и работающими на устройство сирот в семьи как можно скорее.

«Взять ребенка не должно быть легко»

      – На сайте «Усыновите.ру», который по сути является интернет-базой всех российских сирот, можно выбрать ребенка не только по возрасту, но и, например, по цвету глаз. Зачем это?
     – 10 лет назад, когда мы делали сайт, ни у кого не возникло сомнений. Но когда полтора года назад стали делать московский сайт «Усынови-Москва.ру», оказалось, что это уже коробит. О чем это говорит? Мы стали другими. Но давайте признаем: мы с вами не приемные родители, обыватели. Приемным же – а я спрашивал, и они подтвердили – это помогает. Конечно, они не выбирают по цвету глаз, но им нужна любая информация о ребенке.
     – Как родители выбирают детей?
     – Сердцем. Но у всех есть некие представления о том, кого бы они хотели взять. Выбирают по году рождения – это можно посмотреть на сайте. Информацию о здоровье ребенка, например, мы не имеем права публиковать. Диагнозы могут назвать, лишь когда родитель уже подал заявление и приехал познакомиться с ребенком.
     – А если он едет из Краснодара в Красноярск?
     – Всё только на месте. У меня был грустный случай: женщина увидела фотографию ребенка, поехала из Москвы в Курганскую область и только на месте узнала, что у девочки нет ножек.
     – Это жестоко.
     – Это закон. Сейчас правила смягчены и можно получить информацию по телефону до поездки. На «Усынови Москва» мы, кроме фотографий, даем еще и видео. Вообще, даже будучи специалистом по пропаганде семейного устройства сирот, я не считаю, что усыновить должно быть легко. Природой же заведено, что детей вынашивают 9 месяцев. Это не только физиологический, но и психологический процесс. Мать, отец, бабушки, дедушки, старшие дети – вся семья 9 месяцев с этим живет. Взять ребенка в семью не должно быть простым делом. Я радуюсь, когда после Школы приемных родителей, а она сейчас обязательна, люди отсеиваются, понимая, что это
им не по силам.
     – В школе можно научиться быть родителями? А дальше что?
     – А дальше вторая важная штука – Служба сопровождения приемных семей. Вот самая обычная, классическая история: люди взяли в семью прелестную девочку лет шести. Три недели все было прекрасно, а потом девочка съела на улице мороженое и говорит: хочу еще. Родители объясняют, что скоро обед. У девочки стекленеют глаза: хочу еще, хочу, хочу. Вот она уже топает ногами и кричит на всю улицу. Ребенок делает то, что растущие
в семье проходят в 2–4 года: проверяет границы. А родители в шоке, уже решили, что им подсунули «бракованного» ребенка и надо звонить в опеку, бежать обратно. Или другой вариант: они боятся, что ребенка заберут, и никуда не обращаются, остаются один на один со своей проблемой. Так вот, службы сопровождения, которые никак не аффилированы с государством, могут совершенно бесплатно объяснить, что делать. Хотя надо
понимать, что это идеалистическая картинка. В большинстве областей таких служб еще нет. И органы опеки должны серьезно думать об их создании, если не хотят возвратов.

«Пять лет назад приемных родителей считали идиотами»

      – Что реально изменилось в отношении сирот после «закона Димы Яковлева»?
      – Я критик «закона Димы Яковлева», отношусь к нему отрицательно. Но он сыграл одну положительную, если так можно говорить в отношении безнравственной вещи, роль: тема сирот перешла с периферии в центр общественного сознания. Я 24 года занимаюсь сиротами и могу вам точно сказать, что до 2006 года у нас ни власть, ни общество не рефлексировали на эту тему вообще. Ее не было, и сирот как бы не было. Все стало меняться в 2006-м, когда эта тема вошла в послание президента Федеральному собранию.
      – А вы не в курсе, с чего вдруг ВВП затронул эту тему?
      – Я знаю только легенду. Говорят, президенту идею подсказал Михаил Зурабов, в то время министр здравоохранения. Он одним из первых людей во власти стал приемным родителем. Но это субъективный фактор,
а в целом все к тому шло. И я бы не стал связывать те изменения, что произошли в последние годы, с «законом Димы Яковлева». Речь идет о законе, запрещающем гражданам США усыновлять детей из РФ. Всё, точка. Он никак не влияет на количество усыновлений внутри страны. На это повлияли указы президента и постановления правительства, которые были приняты сразу вслед за этим законом. Именно благодаря им мы получили тот положительный эффект, о котором многие говорят.
      – Какой? Сирот в стране стало меньше?
      – На конец 2012 года в банке данных было 120 тысяч сирот, сейчас – 76 тысяч. В течение 5–10 лет эта цифра снизится еще сильнее. В банке данных остались в основном подростки. Это говорит о том, что мы плохо работали 10 лет назад. Сейчас активно разбирают маленьких детей, значит, детдомовскими подростками они уже не станут.
Но закрыть все детдома – это утопия и неправильно. В той или иной форме они существуют во всех странах.
      – Звучит, конечно, оптимистично, вот только в стране кризис. Бюджеты на социалку уменьшаются, люди
затягивают пояса. Приемные родители вряд ли начнут возвращать сирот, но вот будут ли брать?
      – Думаю, будут. В принципе история с усыновлением пошла бы на спад в любом случае – даже если бы нефть стоила 200 долларов. Но мы все равно изменились. Сформировалось сообщество приемных родителей. Оно и будет тем ресурсом, который не даст теме устройства сирот заглохнуть вообще. Они и сами продолжат брать детей, когда старшие будут выходить из семьи, и других привлекут. Приемные родители сами рассказывают, что еще 5 лет назад их считали идиотами: взяли кота в мешке, который вырастет, будет пить, курить, воровать и
вообще убежит. Это были городские сумасшедшие. А сейчас им говорят: «Какие молодцы, а как
вы это сделали?» Интерес есть, и есть люди, готовые объяснить, как они это сделали и зачем. Поэтому на них вся надежда.

Ирина Проровская.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить